18.12.2013

Сумерки «богов»

Борис ЗУЙКОВ

Продолжаем автопутешествие по удивительным местам нашего края. Они разбросаны по всему миру. Они пышут огнем и предупреждают о приближении неприятеля. Их используют для развлечений, о них слагают легенды. Две из них пока еще существуют в нашей области. Башни Бисмарка…

Первый канцлер Германской империи Отто фон Бисмарк покинул сей мир в 1898 году. Дабы прославить в веках имя «кузнеца» немецкой государственности, следовало воздвигнуть нечто монументальное. Но вот незадача – памятники Бисмарку во множестве установили еще при жизни: и в гражданских костюмах, и в военной форме, и даже в средневековых доспехах. Срочно нужен был, как сказали бы нынче, креатив.

Тогда союз немецкого студенчества объявил конкурс на создание лучшего «бисмарковского» монумента. Главным условием этого творческого состязания стало использование новых архитектурных форм. В итоге лучшим был признан проект маститого немецкого скульп-тора Вильгельма Крайса с весьма символичным названием: «Сумерки богов». 

Словосочетание это, являющееся распространенным, но не вполне верным переводом термина «рагнарёк» из германо-скандинавской мифологии, уже успело послужить Рихарду Вагнеру в качестве названия финальной части известной его оперы «Кольцо нибелунга» и Фридриху Ницше для заглавия не менее известного философского труда. Идеология, заключенная в сих пафосных двух словах, такова: сильной личности доступно все, боги «отдыхают».

Однако в современной немецкой историографии сумерками богов стали называть период агонии Треть-его рейха в конце апреля 1945 года, когда нацистские руководители во главе с Гитлером «загрузились» в бункер берлинской рейхсканцелярии. Такая вот, с позволения сказать, эволюция смысла.

Но вернемся к башням. Созданный Крайсом образчик представлял собой колонну с площадкой наверху, где в дни рождения Бисмарка и прочие памятные даты зажигали огонь. Поначалу (до 1911 года) было построено 58 таких сооружений, из них 47 – по типовому проекту.

Однако заносчивым немцам этого количества показалось маловато, и «столпотворение» продолжилось вплоть до 1934 года. Всего, как символ торжества немецкого духа (уже в разных стилях), было построено около двух с половиной сотен башен в различных частях света: Европе, Африке, Америке и Австралии. Несмотря на мировые кризисы и катаклизмы, до наших дней их сохранилось довольно много – 175. Самая высокая в немецком городе Глаухау поднимается аж на 45 метров.

Сооружались башни в основном на пожертвования частных лиц и благотворительных организаций и, кроме мемориального, обладали вполне утилитарным назначением. В мирное время использовались для развлечения публики, желающей обозреть окрестности, а в годы войны служили наблюдательными пунктами и телеграфными станциями.

На территории нынешней нашей области были возведены четыре башни Бисмарка: две бесследно исчезнувшие (между нынешними Кумачёвом и Переславским и в паре километров от Жаворонкова) и две ныне «здравствующие» (у Красной Горки и в Горино). Туда и поедем.

Двигаемся от Калининграда в сторону Черняховска по старой дороге: от Талпаков через Кудрявцево, Сиреневку, Каменское, Доваторовку и Красную Горку. (К слову, эти населенные пункты и сами весьма любопытственные, но о них – позднее). Останавливаемся аккурат перед дорожным указателем «Тимирязево». Влево по крутому склону холма протоптана дорожка. По ней – на своих двоих, проявляя если не чудеса ловкости, то по крайней мере достаточное проворство и «упертость».

Башня на вершине сохранилась. В том смысле, что пока еще не рухнула. Даже облицовка из булыжника пребывает в таком состоянии, что позволяет представить, каким было это архитектурное сооружение в день своего открытия – 7 сентября 1913 года. Внутри – остатки лестницы, ведущей когда-то на смотровую площадку. Вот и все. 

Теперь в Горино. Едем от Немана в сторону Красно-знаменска с километр. Останавливаемся в конце села, не доезжая до развилки, слева от дороги на приличных размеров асфальтовой площадке. Дальше – влево между домами по мощенной булыжником дороге. Проблема в том, что по этой дороге местный животновод регулярно гоняет стадо овец, и потому «каменка» покрыта ровным слоем продуктов жизнедеятельности сей рогатой скотинки. Форсируем зоогенное препятствие и выходим к лесу. Здесь справа среди деревьев уже видна башня.

Она всего лишь на год «старше» черняховской, но сохранилась значительно хуже. Земля у подножия усеяна рухнувшими тесанными гранитными валунами облицовки. Изъеденная временем кирпичная кладка сверху пообвалилась. Руины.

Не знаю почему, но развалины привлекают меня куда больше, чем «свежелакированые» отреставрированные архитектурные объекты. Может быть, потому, что живет там некая тайна. Бродит по ночам привидением, стучит веткой по ветхой кровле, подвывает ветром в оконном проеме. И, похоже, не один я такой. Свидетельством тому – легенды, окутывающие башни Бисмарка. Как повествует одна из них, в такой башне Железный канцлер… замуровал свою жену. Действие другой происходит уже в советские времена. Дескать, прибыл к башне свадебный кортеж. Жених с невестой полезли вверх, та не удержалась, упала и разбилась. А юноша бросился с верхотуры вслед за любимой. Романтично. И грустно.




Возврат к списку