19.02.2014

Два прусских, один русский

Борис ЗУЙКОВ

Продолжается автопутешествие по удивительным местам нашего края. Сегодня отправимся в Багратионовск, носивший в былые времена «имя» Прёйсиш-Эйлау. Впрочем, кататься по городу не станем – ограничимся окраиной.

Собор Святого Семейства в Барселоне, здание Лондонского вокзала, собор Святого Патрика в Нью-Йорке, замок Нойшванштайн в Баварии, замок Ласточкино гнездо в Крыму – эти всемирно известные архитектурные шедевры объединяет принадлежность к неоготическому стилю с его устремленными ввысь шпилями, стрельчатыми арками, каменным кружевом и прочими «излишествами». Образчик этого стиля (весьма выразительный, хоть и миниатюрный) и является целью нашей «экспедиции». 

В Багратионовске едем по улице Дружбы в сторону польского Бартошице. На выезде из города слева – парк. За воротами широкая аллея ведет к вершине невысокого холма. Здесь и располагается маленькое наше эксклавное чудо. Чудо какое симпатичное, чудом сохранившееся и поддерживаемое на удивление в очень приличном состоянии. Памятник в честь сражения при Прёйсиш-Эйлау.

Но сначала – немного истории. Речь пойдет об общеизвестной попытке французского императора Наполеона первого Бонапарта подмять под себя Европу. В 1806 году после поражения под Аустерлицем Австрия заключила мир с Францией, и очередная (уже третья по счету) антинаполеоновская коалиция распалась. Тогда Англия и Пруссия образовали новую, четвертую коалицию, к которой присоединились Россия, Швеция и Саксония.

Однако Наполеон буквально за неделю разгромил прусскую армию. Сохранил боеспособность лишь один корпус под командованием генерала Лестока. Остатки воинства вошли в состав противостоящих французам объединенных российско-прусских сил, возглавляемых генералом Леонтием Беннигсеном. Самым важным сражением этого противостояния и стала битва при Прёйсиш-Эйлау седьмого февраля 1807 года.

В этой баталии отличился Лесток. Выстроив свой отряд перед занятой французами березовой рощей, он несколько раз выстрелил по неприятелю из пушек (провел, как сказали бы сегодня, артподготовку) и с музыкой повел солдат в наступление. Вражеские укрепления были смяты. Наполеон, лично командовавший тогда войсками, бросил навстречу Лестоку свежую дивизию. Но тут подоспели Московский драгунский и Павлоградский гусарский полки, и французы были остановлены.

На боле боя при Прёйсиш-Эйлау ни одной из сторон не удалось разгромить противника. Но именно здесь Наполеону впервые за всю его военную карьеру не удалось победить. И нет бы ему призадуматься, извлечь уроки да остановиться. Глядишь, и остался бы на престоле. Так нет же, пошел на Россию. Вот и пришлось в конечном итоге грустно доживать свои дни на острове Святой Елены. 

А памятник в Прёйсиш-Эйлау, где первый раз «споткнулся» французский император на пути к мировому господству, прусский король Фридрих Вильгельм IV повелел сотворить летом 1854 года. Сие важное дело было поручено известному в те времена архитектору Фридриху Штюллеру. Ему помогали архитекторы фон Драке, Мюллер, Шайдлер, Окс и каменотес Меркель. В 1856 году обелиск был готов. Установить монумент решили около Бартенштайнского шоссе, на высоте, с которой открывался вид на поле битвы.

Первый камень в основание сооружения был заложен в весьма торжественной обстановке. Прибыл сам король. Присутствовали высокопоставленные чиновники, представители духовенства, ветераны войны. После торжественных речей королю вручили молоток, дабы он произвел три символических удара по закладному камню. На это Фридрих возразил, что имеет обыкновение сначала положить раствор. Тогда ему вручили серебряную кельму (ныне обычно называемую мастерком), и король тщательно произвел все подобающие строительные манипуляции. Завершилось торжество пушечным залпом. 

Но вернемся в наши дни. Памятник, как и 158 лет назад, являет собой четырехгранный обелиск высотой чуть более десяти метров. На среднем уровне в стрельчатых полупроемах – скульптуры ангелов-хранителей. Доминанты сооружения – ажурная вязь, каменное кружево верхней конструкции и декоративные фронтоны над скульптурами. Фигурные шпили венчают восемь башенок, украшенных крестоцветами. Любопытно, что все четыре ангела разные: наклон головы, положение рук, выражение лица... А на первый, беглый взгляд и не скажешь.

Ближе к основанию в декоративных нишах три горельефа: Лестока, Дирика, Беннигсена. И надпись на немецком языке: «Славной памяти Лестока, Дирика и их братьев по оружию». Лесток и Беннигсен нам уже знакомы. Но кто таков Дирик? Узнать ответ на этот вопрос оказалось непросто. Известная всем пользователем интернета википедия, например, с ходу «заявила», что Дириком нынешние ученики называют… директора школы. 

Все-таки выяснил: прусский генерал-майор, служивший во время войны с Наполеоном под началом Лестока. В 1809 году, пользуясь особым доверием короля, был назначен главным гувернером к королевским детям. А позже стал президентом генеральной комиссии по орденам и главным директором военной школы. Дирик занимал эти должности вплоть до конца своей жизни.

Добавим, что по обе стороны от обелиска в 1907 году были установлены сохранившиеся доныне два артиллерийских орудия, отлитые в 1874 году с лафетами 1879 года. И «под занавес», как говорится, – ложка дегтя. Надписи, выполненные полтора века назад прилежным камнерезом Меркелем, легко читаются по сей день. А нашенская изготовленная из какого-то невнятного материала табличка, свидетельствующая, что памятник охраняется законом, уже вовсю начала осыпаться. Обидно.





Возврат к списку