«Забуксовавший» блицкриг


22.06.2016

«Забуксовавший» блицкриг

Вторая мировая война стала сражением не только людей, но и моторов 
Это во времена тевтонцев оружие изготавливал кузнец, а транспортное средство кормили сеном. В ХХ веке боевая мощь армии зависела в первую очередь от уровня развития военной промышленности 

Борис ЗУЙКОВ

Пришедший к власти 30 января 1933 года рейхсканцлер Адольф Гитлер получил разоренную и обедневшую страну с шестью миллионами безработных и пребывающей в упадке экономикой. По-видимому, у нацистов не было определенного плана по выводу Германии из глубокого кризиса, и потому они начали с «закручивания гаек». Были запрещены профсоюзы и забастовки, при сохранении среднего уровня заработной платы постоянно увеличивалась продолжительность рабочего дня, повышались налоги, повсеместно практиковались «добровольно-принудительные» взносы в главные отрасли промышленности.

В итоге экономический кризис был преодолен. Не стала исключением и автомобильная промышленность. Если в 1932 году в стране было построено лишь 64 тысячи автомобилей всех видов, в предвоенном 1938 году их количество увеличилось почти в 6 раз. К концу 1930-х годов германские автомобили признавали одними из лучших в мире, что доказывали регулярные высшие достижения немецких гоночных болидов, установивших 22 мировых рекорда. А к июню 1941-го на благо нацистской Германии стала смиренно трудиться промышленность большинства покоренных Третьим рейхом западноевропейских стран...

С началом боевых действий германская автомобильная промышленность была переведена на военное положение. Контроль над проектированием новых видов автотехники на всех фирмах стали осуществлять военные представители. Выпуск обычных легковых автомобилей быстро сокращался в пользу армейских грузовиков, полугусеничных тягачей и бронетехники. В 1941 году вермахт был одним из самых моторизованных и высокомобильных военных формирований мира. И в воспаленных умах фашистской верхушки созрел план молниеносной войны против Советского Союза.

Советский автопром к началу Великой Отечественной хоть и не мог похвастать мировыми достижениями, выпускал продукцию вполне, как сказали бы сегодня, аутентичную – соответствующую местным реалиям. То есть отсутствию дорог, условий для регулярного техобслуживания, качественных материалов и комплектующих. А это, согласитесь, отнюдь не последние достоинства военного автомобиля.

Пожалуй, самый известный советский грузовик, ставший с началом войны армейским, – полуторка ГАЗ-ММ. Его история началась в 1928 году. Половину автомашин в мире тогда производила компания «Форд», и правительство СССР заключило с Генри Фордом соглашение о передаче технологий и оборудования для производства автомобилей. В 1929 году стартовало строительство огромного автомобильного завода в Нижнем Новгороде (в 1932 году переименованном в Горький и обратно в Нижний Новгород – в 1991 году). Как следствие первые «полуторки» носили аббревиатуру НАЗ-АА, ГАЗ появилась чуть позже.

Конструктивно те машины были полной копией грузовика «Форд-АА», и в СССР они собирались поначалу методом «отверточной» сборки. Техническую документацию и чертежи фордовской продукции переправили через океан только в 1932 году. Советские инженеры внимательно их изучили, оценили… И тут же принялись переделывать. Были усилены сцепление и рулевой механизм, изменена подвеска, а деревянную кабину заменили металлической. В результате получился знакомый многим по фильмам той эпохи грузовичок.
Окончательно полуторка «созрела» в 1934 году, когда на нее установили двигатель от легковушки ГАЗ-М (легендарная «эмка»). С этим силовым агрегатом она выпускалась вплоть до окончания производства в 1946 году. Модернизированный таким образом автомобиль и получил наименование ГАЗ-ММ.

Во время войны ГАЗу срочно пришлось восполнять фронтовые потери. И полуторка лишилось всех нежизненно важных агрегатов: правой фары, зеркала заднего вида, бампера, глушителя, а также клаксона и передних тормозов. На пике упрощения с автомобиля исчезли дворник и двери (их заменили брезентовые скатки), а кабина представляла собой деревянный каркас, обтянутый тканью. Из органов управления в машине имелись две педали (газ, тормоз), ручка КПП (без набалдашника), руль и бензометр. Такие машины назывались ГАЗ-ММ-В. Буква «В» означает военная.
Другой заслуженный грузовик военных времен – ЗИС-5, окрещенный трехтонкой. История этого автомобиля весьма примечательная. Корни у него тоже американские. Прототипом машины стал грузовик Autocar-5S, сам скомпонованный из агрегатов разных производителей. Инженеры Завода имени Сталина (переименованного впоследствии в ЗИЛ) в 1931 году превратили заокеанскую диковину в простой, ремонтопригодный и в то же время достаточно проходимый и грузоподъемный автомобиль. Грузовик получил форсированный до 73 «лошадей» двигатель, совершенно новые радиатор и карбюратор, модернизированую КПП, другой карданный вал, усиленные раму и мосты и механические тормоза взамен гидравлических. При этом трехтонка довольствовалась любым бензином, а по жаре могла ездить даже на керосине.

В военные годы к оте-чественным грузовикам добавился американский ленд-лизовский трехосник Studebaker US6. Водитель «студера» получал высокую посадку с хорошим обзором, мягкое сиденье, мощные амортизаторы, отапливаемый салон, эргономичные элементы управления и даже теплую куртку из тюленьей кожи. Знаменитые «катюши» – реактивные установки залпового огня БМ-13 – устанавливали большей частью как раз на студебекеры.
А вот послевоенная судьба американских грузовиков печальна. Согласно условиям ленд-лиза СССР расплачивался только за потерянную в боях технику, а уцелевшая подлежала возврату. Перед тем как быть отданными американской стороне, машины проходили «капиталку»: в них заливали свежие технические жидкости, меняли изношенные запчасти, подкрашивали. Прибывала американская приемная комиссия, и ее члены придирчиво осматривали грузовики. А после отправляли их под пресс. Столько бэушной техники США было ни к чему.

У немцев автопарк был куда более разнообразный, чем у нас. К началу Великой Отечественной войны дивизии вермахта были укомплектованы французскими грузовиками фирмы Renault, пикапами Peugeot, австрийскими грузовиками Stayr и Austro Daimler, чешскими Tatra. Собственной немецкой техники тоже хватало: полуторатонники и трехтонники от Opel, легкие (грузоподъемностью в полторы тонны) грузовики фирм Phanomen и Stayr, средние (до 3 тонн грузоподъемности) от того же Opel, а также Borgward, Mercedes, Magirus, MAN, а еще тяжелые (грузоподъемностью до 4,5 тонны) Mercedes, MAN, Bussing-NAG, и уж совсем экзотика – тяжелые, с грузоподъемностью до 6 тонн, производства немецких фирм Mercedes, MAN, Krupp и Vomag.

Впрочем, война достаточно быстро расставила все на свои места. «Буржуйская» техника не выдерживала советского бездорожья, зимы и, поговаривают, даже крепкого русского слова. Большая часть немецких автомобилей в ходе битвы за Москву обратилась в металлолом или досталась советским войскам в качестве трофеев.

Молниеносная война провалилась. Впереди были еще четыре года боев.






Возврат к списку