Прусский рубеж Солженицына


С днём победы

07.02.2015

Прусский рубеж Солженицына

Влад РЖЕВСКИЙ

9 февраля 1945 года – особая дата в солженицынской биографии. Это день разделил его жизнь на «до» и «после».

70 лет назад войска 2-го Белорусского фронта с боями шли по южным районам Восточной Пруссии. И в числе тысяч его воинов был Александр Солженицын. Будущий писатель и нобелевский лауреат. А в ту пору – капитан Красной Армии, командир разведывательной артиллерийской батареи.

Как вспоминал Александр Исаевич, в тот роковой день его батарея располагалась «южнее Вормдитта». Вормдитт – ныне польский город Орнета. Там тогда находился командный пункт 68-й Севско-Речицкой пушечно-артиллерийской бригады 48-й армии. Туда 9 февраля 1945-го и вызвали вдруг капитана Солженицына.

Дальнейшее он описал в своём знаменитом «Архипелаге ГУЛаг»:

«Комбриг вызвал меня на КП, спросил зачем-то мой пистолет, я отдал, не подозревая никакого лукавства, – и вдруг из напряжённой неподвижной в углу офицерской свиты выбежали двое контрразведчиков, в несколько прыжков пересекли комнату и четырьмя руками, одновременно хватаясь за звёздочку на шапке, за погоны, за ремень, за полевую сумку, драматически закричали:

– Вы – арестованы!

И обожжённый и проколотый от головы к пяткам, я не нашёлся ничего умней, как:

– Я? За что?!..»

По нынешним временам – ни за что. А по тогдашним меркам – действительно позволил себе лишнего. Как он напишет годы спустя в автобиографии для Нобелевского комитета, «арестован я был на основании цензурных извлечений из моей пере­пис­ки со школьным другом в 1944–45 годах, главным образом за непочти­тельные высказывания о Сталине, хотя и упоминали мы его под псевдони­мом. Допол­нительным материалом «обвинения» послужили найденные у меня в полевой сумке наброски рассказов и рассуждений».

За крамольные писания получил восемь лет лагерей. Конечно, тогда для него всё это было трагедией. Однако позже он считал тот крутой излом судьбы уже благом для себя. Кем бы я, мол, стал, не пройдя гулаговский ад? Видимо, одним из множества правильных членов Союза советских писателей с дачей в Переделкино. А испытание ГУЛагом направило на путь истинный…

К слову, в Восточной Пруссии он не только воевал, но и напитывался впечатлениями для будущей книги «Август Четырнадцатого». Ещё в 1937 году, будучи студентом, он начал заниматься «Самсоновской катастрофой» – гибелью в 1914-м 2-й русской армии генерала Самсонова. Однако одно дело изучать по архивным материалам и совсем другое – увидеть те места своими глазами, пройти по ним, прочувствовать.

Правда, до Кёнигсберга дойти не довелось – помешал арест. Но позже Солженицын всё-таки побывал в бывшей столице Восточной Пруссии.

В 1967 году он посетил нашу область. Приезжал на машине. И, так сказать, инкогнито, не афишируя свой визит. Он ведь уже тогда был в опале, старался и к себе лишний раз не привлекать внимание, и окружающих по возможности не подставлял общением с собой.

Тем не менее кое-что о том визите удалось узнать. Как рассказала председатель регионального фонда культуры Нина Перетяка, в Калининграде особое внимание Солженицына привлекли фортификационные сооружения, оставшиеся со времён Кёнигсберга. Также он осмотрел Светлогорск, Зеленоградск, Куршскую косу. Хотелось, конечно, увидеть и ту часть Восточной Пруссии, которая после войны отошла Польше и где оборвалась его фронтовая дорога. Но туда, понятно, ему хода не было.

Возможно, какая-то новая, более полная информация по этому визиту отыщется в Москве – в архивах Дома русского зарубежья имени Солженицына. Не исключено, что есть даже фотографии, запечатлевшие пребывание писателя в янтарном крае. Наша газета обратилась туда с соответствующим запросом. И если всё-таки будут новости по этой старой истории – обязательно сообщим.





Возврат к списку