Мандарины из Китая


С днём победы

14.10.2016

Мандарины из Китая

А в результате глава региона вышел из доверия и оказался не у дел.

28 сентября 2005-го нашего земляка Владимира Егорова на губернаторском посту сменил присланный из Москвы Георгий Боос. Он стал первым уже не избранным, а назначенным главой региона. Однако это обстоятельство ему ничуть не мешало вести себя по-хозяйски.

В прежние времена его за глаза так бы и называли – Хозяин. А тут уже вскоре в ходу было совсем другое прозвище – Мандарин…

При чём здесь любимый многими фрукт? Судя по всему, местные острословы имели в виду другие «фрукты» – чинуш из «старого» Китая. Вот как описывали их европейцы, которым довелось иметь дело с китайскими чиновниками-мандаринами: «лицемерные и лживые», «надменные и высокомерные», «жеманные и женственные». В общем, внешне вежливые, но «хитрость, коварство и обман» среди них – норма, потому что главное – «сохранить своё лицо»…

Ни в коем случае не утверждаем, что «и это всё о нём». Тем не менее родилось почему-то такое прозвище, а родившись, прилипло  намертво. И именно мандарин (только уже в виде фрукта) станет в итоге символом мощного протестного движения. А главной целью этой региональной цветной (оранжевой) революции будет: Бооса – в отставку!

Нет, было при нём и хорошее. Общее ощущение от начала «эпохи Бооса» – возник какой-то подъём, движение, оторванный от «материка» янтарный край стал вдруг во многом впереди России всей. Но не потому, что форпост, а потому, что «пилотный регион». Говоря о достижениях, кто-то первым делом вспомнит Приморское кольцо. Кто-то – о том, что губернатор Боос не побоялся стереть с лица земли наркоманский «табор». А кто-то искренне благодарен за то, что многодетный отец Боос «искоренял» у нас детдома, делая всё возможное, чтобы у сирот появились приёмные родители.

И всё же на первом плане – гигантомания, «мегапроекты». Так, мы должны были догнать Литву и Польшу по уровню жизни. Принять миллионы переселенцев. Стать туристической Меккой. Начать проводить у себя гонки «Формулы-1». Построить игорную зону и АЭС, ипподром и яхтенную марину, лучший в Европе музыкальный театр и металлургический комбинат…

Он ведь и начал с чего? Не успел приехать, как областная администрация «превратилась» в правительство. А слово «губернатор» стали писать с большой буквы «г». И что, это как-то изменило нашу жизнь к лучшему? Или власть стали больше уважать?

Не говоря о том, что за «мегапроектами» подчас терялся пресловутый маленький человек. Например, благодаря Боосу появилась сельская «Школа будущего», каких у нас до этого и близко не было. Но при этом одну за другой закрывали «неперспективные» школы. Хотя на селе любая школа – больше чем школа. Центр притяжения местной жизни. А порой – и последняя надежда. Есть школа – значит, есть ещё будущее и у посёлка…

А потом настал 2008 год, принёсший мировой экономический кризис. И вот уже как-то отошли на задний план проекты типа завода по строительству дирижаблей (было и такое). На повестке дня – где найти средства на самое элементарное?

И, чтобы пополнить бюджет, 30 ноября 2009-го с подачи губернатора подконтрольная ему областная дума приняла закон о повышении транспортного налога. В среднем – на 25%. И это стало последней каплей. Точнее, искрой.

Уже 12 декабря 2009-го пять тысяч человек собрались у монумента «Мать-Россия», чтобы выразить протест, потребовав отставки главы региона. После митинга повышение налога оперативно отменили. Однако это, похоже, только подлило масла в огонь. 30 января 2010-го состоялся второй митинг (теперь у Дома Советов), собрав уже десять тысяч человек. А среди ораторов были уже и гости из Москвы – именитые лидеры оппозиции.

Надо отдать Боосу должное – он до конца держал удар. Третий митинг, назначенный на 20 марта 2010-го и ожидавшийся ещё более массовым, не состоялся. Причём его отменили сами организаторы – таким стал итог «консультаций» с губернатором. Который в свою очередь устроил 20 марта «телемитинг». В студии собрались местные начальники во главе с Боосом и вчерашние бунтари, ставшие «представителями конструктивной оппозиции» (хотя многие называли их иначе – предатели). Через камеры, установленные на улице в центре Калининграда, а также в Светлогорске и Гусеве, можно было задать вопрос – и тут же получить ответ. Вёл этот беспрецедентный телемост «сам» Владимир Соловьёв.

Между тем у Дома Советов шла очередная антигубернаторская акция. После 30 января во избежание проведения здесь новых митингов эту площадку срочно перепрофилировали под ярмарку областных сельхозпроизводителей. Однако 20 марта сюда всё равно пришло немало оппозиционеров, чтобы устроить хотя бы «мандариновый флешмоб» – раз уж не дали провести митинг.

По одним данным, участников было две тысячи, по другим – четыре. Все «вооружились» мандаринами. Кроме того, многие закрыли рты медицинскими повязками – дескать, нет у нас свободы слова, не дают говорить. А кто-то ещё и табличку на себя повесил: «Митинг запретили. Иду мандарины покупать».

До поры до времени все, по сути, тусовались. Так, может, и разошлись бы. Но потом один пенсионер начал вдруг толкать речь, клеймя власти. Его попробовала задержать милиция. Однако толпа не дала. А потом, дружно вскинув руки с мандаринами, протестанты стали скандировать лозунги. И – швырять под ноги мандарины, давя их…

Тем не менее Боос вёл себя как победитель. А 26 июня устроил второй «телемитинг». По окончании пообещав организовать через три месяца очередной прямой диалог с народом. Намёк был однозначный. Через три месяца заканчивался его губернаторский срок. Но на покой уходить никто не собирался.

И вдруг что-то пошло не так, «верхи» неожиданно солидаризовались с «низами». Кто-то считает это «победой гражданского общества». А кто-то уверен: протестные настроения использовали в своих интересах некие высокопоставленные противники Бооса. Как бы там ни было, 16 августа грянул гром: в списке кандидатов на пост главы области действующего губернатора не оказалось.

24 сентября он выступил в университете с публичным докладом об итогах деятельности своего правительства. Извинился «за проекты, которые не удалось реализовать, и за все проблемы, которые не получилось решить». А под занавес сказал:

– И спасибо всем вам за те интересные, тяжёлые, напряжённые, но поистине счастливые пять лет, в которые мне выпала честь руководить регионом. Всё, что сделано хорошего в эти годы, – наши общие достижения. Мы не прощаемся. Эти годы невозможно вычеркнуть из жизни, и где бы я ни был, сердце моё навсегда останется с вами, калининградцы…

28 сентября 2010-го он официально передал губернаторские бразды Николаю Цуканову. И началась другая эпоха. Но – не будем забегать вперёд.



Будучи губернатором, Георгий Боос при случае щеголял в бравом мундире полковника.
Правда, потом выяснилось, что полковник – ненастоящий.
И это звание, и подполковника ему присвоили неправомерно, «забыв» сперва сделать капитана Бооса майором.
Так что 7 июня 2010-го министр обороны РФ вернул всё «взад».




Возврат к списку