За месяц до Победы


С днём победы

07.04.2017

За месяц до Победы

Семьдесят два года назад проходил штурм Кёнигсберга. Старинный бастион, сохранившийся до наших дней с фрагментами крепостных стен в самом центре Калининграда, — сегодня здесь размещается уникальный Музей янтаря. В апреле сорок пятого на этом месте был окончательно завершен разгром последней гитлеровской цитадели, столицы Восточной Пруссии. 

Максим МАРУСЕВ

Капитуляция уже подписана, сопротивление сломлено, осажденные сложили оружие. Но еще долго опасность  подстерегает повсюду — самые преданные фанатики продолжают огрызаться огнем, будучи не в силах поверить, что произошло непоправимое и невозможное. 

Гарнизон башни Дер Донна сдался  последним, десятого апреля 1945 года над ней был поднят Красный флаг. Красноармейцу Александру Бубновичу на тот момент всего восемнадцать. 

С пожелтевшей фотографии улыбается совсем еще молодой боец с автоматом наперевес. Даром что санинструктор — с оружием не расставался. 

- Я  призвался  сразу после школы, в сорок третьем, - рассказывает Александр Ильич. - В Смоленске дело было. Сначала в учебку попал, потом в пехоту минометчиком. Участвовал в освобождении Беларуси. Под Гродно ранило  — до сих пор осколок в руке сидит, спать не дает ночами. А тогда в госпитале провалялся до ноября сорок четвертого. И чтоб времени не терять, закончил там же курсы санинструкторов. И вот уже оттуда — в Восточную Пруссию.

Бои были кровопролитными, сколько вынес раненых на своих плечах, уже не сосчитаешь. Но две медали «За боевые заслуги» именно за них. Самая почетная, солдатская «За отвагу» добыта в бою.

- Немцы были вокруг, даже когда занимали позиции — не разберешь порой, кто где, - вспоминает ветеран. - И вот однажды на нас вдруг откуда-то пошли лавиной. А я в это время при штабе находился — знамена у нас хранились. Отбили атаку, сохранили всё. За это и представили потом к награде.

Столицу Восточной Пруссии, которую хозяева считали неприступной, советские войска взяли всего за четыре дня. Первое  кольцо обороны - пятнадцать старинных фортов. Шестого апреля войска третьего Белорусского фронта пошли на штурм сразу с нескольких сторон. 

Для прорыва обороны противника сосредоточили колоссальную огневую мощь. Судя по картам наступления, которым  командовал маршал Василевский, ширина фронта для каждой дивизии составляла не больше нескольких километров. Плечом к плечу три армии сжимали кольцо наступления, чтобы встретиться в центре города.

- Когда бываешь в таких условиях, что или жизнь, или смерть, то быстрей что-нибудь было бы, - хмурится Александр Ильич. - Это я на себе испытал. Нельзя сказать страшно или нет — всё это надо было просто принять как данность. Помню самый центр штурмовали, Королевский замок. Так вот командир взвода один только попытался выглянуть из укрытия, как тут же ранен был. Я его взвалил на себя и потащил — показали, в какой стороне медицинская рота стоит. Но город-то чужой совсем! Дотащил до места — действительно, вроде госпиталь. Только не наш, а… немецкий! Что делать? Но тут же буквально свои подошли, им и передал раненого. А сам — обратно на передовую.

Солдатская судьба оказалась благосклонной — выжил здесь и до Победы добрался. 

- Мы после окончания штурма Кёнигсберга продолжали еще здесь добивать фашистов. Пиллау, потом нынешний Знаменск и Гвардейск. Так вот на марше об окончательной победе над врагом и узнали. Радости было, конечно! Стреляли в воздух из всего что есть.

Сегодня трудно найти памятные места боёв в центре Калининграда — старые фундаменты под асфальтом, новые здания, дороги, совершенно другое лицо города. Кёнигсберг был в буквальном смысле стерт с лица земли. День, когда была подписана капитуляция, с тех пор — наш, калининградский день Победы.





Возврат к списку