Шелест «зелени»


 

20.02.2018

Шелест «зелени»

Кто и почему выступает против создания зелёных поясов в Калининградской области

Недавно в областной Общественной палате прошли общественные слушания о создании так называемых зеленых поясов в городах Калининградской области. С этой инициативой выступили активисты Общероссийского народного фронта. Их предложения касались в основном наиболее проблемных городов – Калининграда, Светлогорска и Пионерского.

Активисты рассчитывают, что по результатам общественных слушаний будет создана компетентная комиссия и Общественная палата подготовит обращение в Калининградскую областную думу о возможности создания лесопаркового зеленого пояса в этих городах. Хочется верить, что к этому моменту в областном центре еще останется парочка-другая деревьев, не превращенных в пеньки разной высоты. Что же касается Светлогорска, то я расскажу о нем подробнее.

Знаете ли вы, уважаемые читатели, что топоним «Раушен» (немецкое название Светлогорска) по одной версии произошел от имени рыцаря Альберхта фон Равшена, которому в 1458 году Тевтонский орден передал земли вокруг пруда Мюлен-тайх. По другой – гораздо более романтичной –своим именем городок обязан немецкому слову rascheln – шелест. Впрочем, какая теперь разница? Земли, переданные некогда рыцарю, методично застраиваются безликими многоэтажками, а шелестеть скоро будет нечему, если, конечно, этот звук для вас ассоциируется с листвой деревьев, а не с пачками ассигнаций…

Без короткой исторической справки все-таки не обойтись. Итак, был рыцарь, был пруд с мельницей (между прочим, самой большой в окрестностях!). А потом пришла мода отдыхать на море, и XIX век становится счастливым для Раушена. Строятся новые дома, пансионаты. Окружающий ландшафт восхищает короля Фридриха Вильгельма IV. По его распоряжению обустраиваются спуски к морю и – внимание, это важно! – укрепляется дюна. На ней сажают деревья. Существовала традиция: каждый, кто приезжал в город в гости или по делам, вёз с собой саженец – в качестве пропуска. 

Что было потом? Железная дорога, первый променад на деревянных сваях, организованные пляжи, морская водолечебница, фуникулёр… Была школа, больница, церковь, ипподром. Сюда на отдых приезжают знаменитости – и не только Томас Манн, кстати. И Тургенев здесь бывал, и разбуженный декабристами Герцен, и Салтыков-Щедрин. Знаменитый архитектор Геринг строит в Раушене дачный дом, благополучно доживший до наших дней. Теперь, впрочем, на вопросы изумленных туристов, что делал здесь соратник самого Гитлера, следует неизменный ответ – охотился!

Раушену повезло – он практически не был разрушен во время войны. Считается, что при переименовании его хотели назвать Зеленоградском, ведь городок буквально утопал в зелени. Но что-то перепутали, а менять уже не стали.

Нельзя сказать, что судьба Светлогорска во второй половине прошлого века была такой уж счастливой. Хотя – все познается в сравнении. Строили пансионаты и санатории, жилье тоже, конечно, возводили, но до нынешних масштабов явно не дотягивали.

Мы любили приезжать сюда. Переполненные электрички вытряхивали на платформы толпы счастливых веселых людей. Упоительный воздух, уютные улочки, очаровательная Нимфа, слушающая шум волн на променаде, пляж… Был пляж! Широкий, настоящий пляж. Где это всё?

Говорят, именно здесь, в районе Светлогорска, морские волны как-то особенно сильно бьют о берег, насыщая воздух огромным количеством микроэлементов. Возможно, это так, не знаю. Для меня это место обладает особой притягательностью, красотой. Точнее, обладало.

В прошлое вернуться нельзя – да и надо ли? Время не стоит на месте. Почему же мы не можем сохранить то, чем обладаем, что так бережно создавалось веками? Почему на смену живописным виллам приходят однообразные многоэтажки? Светлогорск становится городом темных окон – подавляющее количество квартир не нашли пока своих владельцев. Высотные здания строят не только на въезде в город, они упорно втискиваются в старые улочки. Но самое страшное – есть опасность, – что в ближайшее время застроят все, что можно, вплоть до пляжа.

Возможно, виной тому борьба с пресловутой ползучей германизацией и желание избавиться от чуждого нам прошлого. Но, думаю, причина проще и банальнее – деньги.

Чем еще можно объяснить тот факт, что на свет появился проект постановления правительства РФ «Об установлении границ и режима округа горно-санитарной охраны курорта федерального значения Светлогорск-Отрадное и о признании утратившими силу некоторых актов правительства Российской Федерации и Совета министров РСФСР»? Если этот документ с неудобоваримым названием будет принят, строительству на прибрежных зонах дадут зеленый свет, деревья в светлогорском лесу повторят судьбу своих калининградских собратьев, а наш курорт федерального (напоминаю об этом факте) значения просто умрет.

Очень хочется спросить у руководителя агентства по архитектуре, градостроению и перспективному развитию Натальи Васюковой и курирующего ее ведомство вице-премьера областного правительства Гарри Гольдмана,
готовивших сей проект: господа, что вы делаете? Опомнитесь! Какими бы соображениями вы ни руководствовались, – это фактически преступление.

Возвращаясь к общественным слушаниям, о которых речь шла в начале статьи, хочу подчеркнуть: было проведено голосование. За создание «зеленого щита» выступили 86 процентов собравшихся. Хочется надеяться, что собрание было проведено не для галочки и результат не заставит себя ждать.

Но вот что непонятно: почему люди голосовали «против» или воздерживались? Они что, не хотят жить в окружении зеленых насаждений и им больше нравится безжизненная пустыня? Одной из воздержавшихся, кстати, была и Галина Богомолова - бессменный руководитель общественного совета при администрации Светлогорска. Возможно, именно с молчаливого согласия таких «общественных деятелей» и погибает наш берег.

Владислав ШАРАМКИН,

сопредседатель общественного движения «Наш берег».





Возврат к списку