Проиграла ли Россия «холодную войну»?



06.10.2017

Проиграла ли Россия «холодную войну»?

Это событие произошло на встрече глав государств США и Советского Союза на острове Мальта. Но никаких официальных документов на протяжении всего саммита стороны не утвердили - всё ограничивалось только устными заявлениями. А через два года, 1 февраля 1992 года, в Кэмп-Дэвиде (загородной резиденции президента США) была подписана российско-американская декларация о завершении идеологического противостояния. Формально утверждалось, что в этой войне нет ни победителей, ни проигравших. Но США держали «камень за пазухой». Вскоре ведущие американские политики объявили, что «холодную войну» выиграли США, аргументируя мнение главным итогом противостояния – развалом СССР. Таким образом, на воре и шапка сгорела, как говорит русская пословица. Невольно наш «главный» противник признал, что приложил к распаду СССР много усилий. Хотя США всегда заявляли, что не имеют никакого отношения к каким-либо деяниям, направленным на развал Советского Союза. Официально российская сторона по поводу своего «проигрыша» промолчала сразу, не оспаривала в дальнейшем и не пытается этого делать сейчас. Получается, что согласилась. А действительно ли мы проиграли? Взглянем на ситуацию под другим углом зрения.



Юрий ПОЧТАМЦЕВ

Рождение термина

В какую сторону произошли изменения после Мальтийского саммита и Кэмп-Дэвидского договора на идеологических фронтах борьбы сверхдержав? Обозначилось ли затишье или наступил абсолютный мир? Как сказал юморист: «Не дождётесь». Вся западная и американская «артиллерия» в форме оппозиционных России книг, газет, журналов, телеканалов, радиостанций не только не снизила, но усилила идеологическое «бомбометание». Соответственно возросли ответные меры. К настоящему времени идейно-политическое противостояние приобрело особенно зловещий характер, провоцирующий перерасти в «горячую» войну. Здравый смысл говорит об одном: «холодная война» была, есть и будет. Фактически вся история взаимоотношений Российской империи-СССР-России с западным миром – это череда «холодных» и «горячих» войн. Разумеется, каждому историческому периоду соответствует свой характер ведения «холодной войны». А до 1945 года и словосочетания такого не существовало. Но всегда были одинаковыми методы противостояния в этих войнах: идеологические, экономические и политические. 

Поэтому мы позволим себе для удобства употреблять словосочетание «холодная война» по отношению ко всем эпохам. 

Выражение «холодная война» впервые употребил писатель Джордж Оруэлл 19 октября 1945 года в статье «Ты и атомная бомба». Апеллируя к чудовищно разрушительной силе нового оружия, Д. Оруэлл говорит, что обладатели атомного оружия договорятся «не использовать атомную бомбу друг против друга», но будут находиться «в состоянии перманентной холодной войны с соседями». «…Атомная бомба, вероятнее всего, положит конец крупномасштабным войнам ценой установления «мира, который не будет миром», - так завершает Д. Оруэлл свою публицистическую статью. 

С подачи Бернарда Баруха, советника президента США Гарри Трумэна, выражение «холодная война» уверенно закрепилось в мировой политологии, характеризуя взаимоотношения стран на грани «горячей» войны, но не переходя эту грань. И наиболее острыми в этой войне были взаимоотношения между США и СССР (учитывая и союзников с обеих сторон). «Холодная война» сопровождалась гигантской гонкой вооружений, а СССР и США за её период вступали в прямое военное противостояние по всему миру (в том числе и в России) 52 раза. При этом неоднократно стояла угроза начала Третьей мировой войны.

Здесь необходимо развеять твёрдо устоявшееся общепринятое мнение, что начало «холодной войне» положило выступление премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля в городе Фултоне 5 марта 1946 года. С чьей подачи пошло такое убеждение, история умалчивает. Однако факты свидетельствуют, что это очередной миф. Привязка фултонской речи к началу «холодной войны» крайне неверна. Тем самым она глубоко искажает милитаристскую суть доклада. Весь ораторский пафос премьер-министра направлен был к тому, чтобы призвать Великобританию и США сплотиться и начать «горячую» вой- ну против СССР.

 Об этом прямо говорит Иосиф Сталин, комментируя фултонскую речь в интервью газете «Правда» (14 марта 1946 года): «По сути дела, господин Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны. И господин Черчилль здесь не одинок - у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединенных Штатах Америки. Следует отметить, что господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Господин Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира».
 
Как видим, доклад Уинстона Черчилля и рядом не стоял к понятию «холодная война». Но вот к чему он имеет самое прямое отношение, так это к последующей гигантской мобилизации материально-технических усилий для «горячей» войны с Советским Союзом. Под идеологическим влиянием фултонской речи Соединённые Штаты Америки и Великобритания за период с 1946 по 1949 годы детально разработали тринадцать планов захвата Советского Союза с применением атомных бомб.

 Самый первый план - «Тоталити» - предполагал сбросить 20-30 атомных бомб на двадцать городов СССР. Но милитаристские намерения англичан и американцев развивались настолько быстро, что каждый следующий план («Пинчер», «Бушвэкер», «Кранкшафт», «Хафмун», «Когвилл», «Оффтэк», «Чариотир», «Троян» и другие) в теории был мощнее предыдущего. Согласно последнему замыслу - операция «Дропшот» -  на СССР должно было быть сброшено 300 атомных и 250 тысяч обыкновенных бомб. Предполагалось, что после такого бомбового удара совместно с массированной атакой живой силой Советский Союз полностью стирался с лица Земли как государство.

Этим чудовищным планам не суждено было свершиться, потому что СССР создал свою атомную бомбу. Здравые головы Пентагона мгновенно осознали, что удара в «одни ворота» отныне уже никогда не получится. И в реальности случилось именно то, о чём теоретизировал Джордж Оруэлл: с 1949 года во взаимоотношениях США и СССР-России сформировался «мир, который не стал миром». На мой взгляд, именно с этого момента началась та «холодная война», как она характеризуется современной политологической наукой применительно к периоду до 1991 года. Все свои замыслы «горячей» войны США и Великобритания материализовали в долговременный прессинг Советского Союза-России методами экономики, идеологии, политики. Поскольку давление на Россию продолжается, то и «холодная война» не закончилась. Стремление США обозначить её границы и, более того, заявлять об окончании «холодного» противостояния является тактическим приёмом, чтобы открыть новый параграф в своей битве за обладание Россией. 

Миф о проигрыше

Из триады фронтов «холодной вой-ны» самым передовым стал идео-логический. Его основные орудия - это перо, микрофон, фотоаппарат, кинокамера. Удары «лёгкой» и «тяжёлой» артиллерии в форме культурологических операций шквальным огнём обрушивались и продолжают обрушиваться на нашу страну. Уже давно не является секретом, что сценарии всех идеологических акций против СССР-России разрабатываются в ЦРУ и МИ-6. В прошлые века операции «холодной войны» также рождались в недрах разведывательных служб. Разумеется, что и противостоять им в состоянии только органы контрразведки. Один из ярких фактов такой обороны - операция по дезинформации Наполеона в преддверии войны 1812 года. Император Франции крайне нуждался в географических картах Российской империи с указанием всех дорог. И такую карту он заполучил. Добытые французскими шпионами ценой «огромных трудностей» сто медных типографских листов карты заслужили у Наполеона полное доверие.

 Однако в эти листы российская контрразведка внесла нужные для нас ошибки. Распечатанная с них карта и вела наполеоновскую армию с момента вторжения в Россию по той дороге, по какой направили её контрразведчики Барклая де Толли. В результате целые дивизии терялись в лесах, люди тысячами тонули в болотах. Армия была измотана. О подлоге Наполеон понял только в Смоленске. Но иного пути до Москвы у него уже не было. Итогом всей военной кампании стал полный разгром французской армии.     
Говоря о сегодняшнем дне, объективность - самая прозаическая: идеологический «огонь» противника в нашу сторону будет вестись ещё неизвестно как долго. Здесь нельзя заблуждаться в сути происходящих процессов. Но дать оценку одному из этапов «холодной войны», так называемому «проигрышу России», – крайне важно. Считаю, что внедрённые в политический оборот понятия «проигрыш» и «выигрыш» о якобы итогах «холодной войны» – это не что иное, как очередная уловка ЦРУ, культурологическая операция против нас.  Противники преследуют цель далеко стоящую - заставить граждан России поразмышлять над этим вопросом, и кто-то, возможно, воскликнет: «А ведь на самом деле мы проиграли. Страна-то развалилась. Смотрите - американцы и медаль отчеканили: «За победу в «холодной войне». Не даром же?!» Но враг всё делает для того, чтобы создавать у людей устойчивое чувство, будто они живут в атмосфере постоянного обмана; чтобы вследствие этого «праведный» гнев накапливался и «обманутые» души стремились к какой-то форме протеста.
 
Согласимся временно с позицией, что мы проиграли в «холодной вой-не». Встав на эту точку зрения, ответим на следующие вопросы: «Что знаменательного даёт американскому народу выигрыш? Может ли победа служить примером борьбы за правое дело, за интересы США? Может ли народ США гордиться этой победой? Какие черты героизма даёт победа тем, кто вносил свою лепту в операции «холодной войны»? Здравый смысл говорит, что на эти и подобные им вопросы ответы будут не в пользу США. Возникает и такой вопрос: «Если Советский Союз распался, если «призрак коммунизма» не бродит по Европе, тогда почему «холодная война» не прекратилась, а идеологический накал не только остался прежним, но даже усилился?»  Значит, не в коммунистической идеологии было дело, хотя именно этим «фиговым листком» прикрывались архитекторы и сторонники «холодной войны».

Что же было и остаётся главной целью притязаний к России? Ответ однозначен: издавна не дают покоя агрессорам три российских достояния - православная вера, дружба многонационального народа и богатейшие недра. Именно по ним бьют враги со времён крещения Руси, развязывают жестокие войны, чтобы обратить людей в католичество, ликвидировать дружбу народов и в итоге завладеть всеми богатствами российских недр. 

Защита Отечества даётся нам большой ценой. Заглянем лишь на два века назад: войны 1812 года, Крымская, Первая мировая; Великая Октябрьская социалистическая революция, Великая Отечественная война, развал Советского Союза. Миллионы человеческих жертв приносила Россия, но выходила победителем из «горячих» конфликтов. И страна всё-таки сохранялась, вновь успешно развивалась. Вопрос о религии в период советской власти является проблемным, но оставим пока его рассмотрение как исключение из правил. Это очень сложная тема, требующая отдельного разговора. Но всё же замечу, что если смотреть в корень, то хранители православной веры и в советский период имели место быть. Это одна из больших загадок и парадоксов той эпохи. 

Вернёмся к мысли, что мы позволили себе встать на точку зрения проигравшего в «холодной войне». Да, велики были потери от развала СССР! Но в рамках территории РСФСР, преемницей которой стала нынешняя Россия, сохранились все ценности страны! Несмотря на религиозную, национальную и экономическую интервенцию в период девяностых годов прошлого века и временное ослабление нашего сопротивления, президент Владимир Путин и российский народ смогли дать полный отпор всем агрессивным проискам. Теперь мы (ударение на слове «мы») являемся полными хозяевами на своей территории, и именно в этом есть главный итог «холодной войны». А точнее – итог определённого периода в долговременном противостоянии под названием «холодная война». И как хозяева мы только укрепляем все силы на своей территории. Если США говорят, что победили в «холодной войне», то пусть говорят. Пусть и медальками бряцают. Наверное, им это греет душу. Но разве можно считать себя проигравшей стороной, если главная цель врага не достигнута ни на йоту? Мы по всем позициям защитили себя от западной идеологической агрессии. Пусть даже неимоверно высокой ценой – отпадением от СССР четырнадцати республик, развалом экономики, демографической ямой. Но потом окрепли. И в ходе продолжающейся на новом витке «холодной войны» Россия сумела даже прирастить свою территорию за счёт присоединения Крыма! Разве это не огромная наша победа в идеологическом противостоянии?!

 Поэтому, если быть объективным по отношению к фактам, то «холодную войну» Россия не проиграла. 





Возврат к списку