Хорошо, что Вильнюс — не Париж