Рыба ищет где глубже


Рыба ищет где глубже 08.02.2016

Рыба ищет где глубже

Александр ЗАПАДОВ

Морские биоресурсы планеты на пределе, выход - в искусственном рыборазведении. Запахло войной на рынке, который предполагает «боевые действия» под толщей океанских вод. На рыбном. Уже в ближайшие годы, как уверяют специалисты, мы увидим глобальный передел сфер влияния между морскими державами. Конкуренция обостряется с каждой путиной.

Рыбацкий Калининград испокон века жил морем. Всем, что с ним связано. От дальних загранрейсов моряков до рыбы в магазине «Океан». Сейчас наш город «рыбацким» можно назвать только с большой натяжкой. Ситуация в регионе во многом отражает и положение с рыбной отраслью в целом в России, которая, увы, утратила статус великой морской державы.

Население земли растет, потребление морепродуктов тоже. Но, на удивление, рыбы меньше не становится. Правда, и не прибавляется. В последние 20 лет мир, как утверждают эксперты, живет в условиях практически «полного использования экономически рентабельных объектов промысла». Если где-то и увеличивают вылов, это происходит за счет сокращения добычи в другом месте.

Естественно, крупные морские державы борются за ресурсы. Борьба жесткая, бескомпромиссная.

Скажем, Австралия, Новая Зеландия, США и Канада хотят создать морской охраняемый район в море Росса. Этакий своеобразный морской заповедник.

Но с созданием его перекроют основные места промысла клыкача российским рыбакам. А клыкач, для сведения, у нас называют морским окунем, и цена его, мороженого, в рознице эквивалентна 60 долларам. Примерно в пять раз дороже крабов!

Понятно, российские рыбаки выступают против. Наша позиция такова: пытаются признать заповедником те места, которые таковыми признавать нельзя. Мы же предлагаем создавать заповедники в других местах. И в этой борьбе, кстати, нас поддерживают Китай, Южная Корея и Германия. Сейчас на этот счет идет горячая борьба.

Зато Россия выступила инициатором мер по сохранению диких популяций осетровых в Каспийском море. В проекте, который предусматривает жесткие ограничения, участвуют все пять прикаспийских стран: Россия, Казахстан, Туркмения, Иран и Азербайджан. Было много споров, ведь осетровые — это дорогая рыба, большие деньги! Но в итоге российские предложения были приняты.

Рыбоводы считают, что это - миссия! Потому что, если сейчас меры не предпринять, наши дети и внуки осетрины и черной икры даже не попробуют. Только сейчас у нас есть шанс, закрыв коммерческий промысел, оставить промысел только для науки, чтобы оценивать запасы, и для искусственного воспроизводства на осетровых рыборазводных заводах, прижав международных браконьеров, восстановить численность осетровых. Уже через 5-10 лет, по прогнозам специалистов, можно будет вернуться к коммерческому промыслу осетровых в Каспии.

Если же говорить о перспективах развития рыбной отрасли в России в целом, то надо сказать о планах Минсельхоза РФ утроить в ближайшие 3-5 лет вылов рыбы. Сделать это, по мнению самих рыбодобытчиков, будет крайне сложно. Не исключено, что и невозможно. Но стремиться к таким показателям можно и нужно, взяв их за ориентир оптимистического варианта развития.

Сейчас мы ловим 4,3 миллиона тонн. Если государство будет энергично поддерживать отрасль, в том числе науку и аквакультуру, можно поднять вылов до 6,5 миллиона.

Напомним, что в послевоенные времена все основные запасы рыбы в Мировом океане открыли советские ученые. Калининградцы гордились научно-исследовательским и океаническим траловым флотом, в моря и океаны выходило ежегодно до 60 крупномасштабных научных экспедиций.

В последнее время на региональном уровне поддержка рыбаков улучшилась. По линии нашего минсельхоза выделяются деньги, развивается комплекс добычи и переработки. Но речь идет в основном о прибрежном лове.

В принципе России надо определяться: либо мы региональная держава и ловим в своей национальной экономической зоне свои 3,5 или 6-7 миллионов тонн, с водорослями чуть больше. Либо мы все-таки глобальная держава и выходим в Мировой океан. Если мы туда пойдем, то тогда сможем в 2-2,5 раза в ближайшие годы увеличить вылов.

Серьезное направление - искусственное рыбоводство. Все разговоры о том, что, например, выращенный лосось хуже «дикого» или даже вреден, специалисты считают совершенно необоснованными. Мы же едим мясо домашней свиньи, а не дикого кабана? Мне доводилось попробовать и жаркое из северного оленя, и рагу из сайгака. Могу заверить: домашняя телятина и мраморная говядина лучше!

В Норвегии выращивают примерно миллион двести тысяч тонн атлантического лосося. Предварительно там провели серьезную селекцию, десятилетия работали, откатали все до совершенства. Кормят крилем — натуральным морским рачком, который также добывается в море. Он состоит на 70-80 процентов из белка и является идеальным естественным кормом.

В последнее время аквакультуру активно развивают в Китае. Если у нас в России выращивается примерно 230-240 тысяч тонн рыбы, то в Китае — более 50 миллионов тонн!

Имеется опыт и в Калининграде. Но только опыт, о промышленном масштабном производстве пока говорить не приходится.





Возврат к списку